Robię to jednak celowo. Ci, którzy przez ostatnich kilkaset dni ciężko pracowali, aby dojść do prawdy o tym, co się wydarzyło 10.04.2010, wierzę, że zrozumieją powody, dla których właśnie w ten sposób tę notkę zredagowałem. Niewiele będzie w niej moich słów, bowiem najważniejsze jest pytanie, które właśnie dzisiaj chcę zadać:

Jak nas dzisiaj okłamią?

Może właśnie tak:

 Версии

Всех экспертов удивляет одно: почему самолет пытался заходить на посадку четыре раза подряд. «Так не бывает, — заявил «Новой» представитель «Авиакора». — Если посадка невозможна, диспетчер сразу уводит самолет на запасной аэродром. Либо после первой неудачной попытки такое решение принимает диспетчер. Четыре захода на посадку — ситуация для авиации небывалая».

Пресс-секретарь губернатора Смоленской области Андрей Евсеенков заявил, что контрольный пункт советовал экипажу президентского самолета приземлиться в Минске, а участникам проехать на место мемориальных торжеств наземным транспортом. Однако пилоты и президент решили сесть в Смоленске.

К моменту подписания номера версия ошибки пилота стала главной. И не только в России. «Все указывает на то, что к крушению самолета президента Польши привела ошибка пилота, — заявил в эфире польского телеканала TVN-24 польский авиационный эксперт Томаш Шульц. — Пилот в обычных условиях отказался бы сажать самолет, однако в этот раз он предположительно пытался посадить лайнер три или четыре раза, а это чрезвычайная ситуация». Шульц предположил, что, скорее всего, на пилота оказывали давление, чтобы он посадил самолет, так как на его борту находились высокопоставленные чиновники.

Первый замначальника главного штаба ВВС генерал-лейтенант Александр Алешин заявил, что экипаж Ту-154 несколько раз не выполнил указаний руководителя полетов аэродрома Смоленск.

На расстоянии в 1,5 км от аэродрома группа руководства полетов обнаружила, что экипаж увеличил вертикальную скорость и начал снижаться ниже глиссады (установленной траектории снижения самолета).Эксперты предполагают, что пилот снизился, чтобы оказаться ниже тумана.

Tutaj się na chwilę wtrącę: to jak to w końcu było? Czyli jednak było "ниже глиссады"?

Руководитель полетов дал команду экипажу прекратить снижение и, когда экипаж не выполнил указаний, несколько раз отдал команду на уход на запасной аэродром.

По словам летчика-испытателя, Героя России Магомеда Толбоева, решение о посадке или уходе на запасной аэродром всегда принимает командир экипажа. Диспетчерские службы могут только советовать. «За все годы летной работы мне ни разу не приходилось пытаться сесть четыре раза подряд, — говорит Толбоев.  — Я не позволял себе спорить с диспетчерами. С земли всегда виднее».

Как считает летчик, условия посадки не были критическими: видимость в 500 метров относится к нижней категории Международной организации гражданской авиации (ИКАО), при которой полеты разрешены. Судя по всему, самолет был технически исправен, связь с диспетчерами сохранялась.Тем не менее пилоты приняли самое опасное из всех возможных решений: они продолжили посадку.

Зачем пилотам надо было идти на риск и пытаться сесть в Смоленске? В президентском самолете не могло не быть запаса топлива, рядом находились аэродромы Липецка, Минска и Москвы.

«Я помню похожую ситуацию, в которую попал Ил-62 с Борисом Ельциным на борту,  — говорит Толбоев. — Его пилот рассказывал мне, что в условиях слабой видимости хотел уйти на запасной аэродром. Но президент настаивал, что нужно садиться. Экипажу повезло, самолет приземлился благополучно. Но с тех пор я запомнил, что борт № 1 — это борт № 1, и обычным авиационным правилам он не подчиняется».

To jest tekst z 12.04.2010 r. Skąd? Ano stąd:

http://www.novayagazeta.ru/data/2010/038/03.html

 

Ale mam dla Państwa również niespodziankę: kolejny tekst po rosyjsku:

Приложение: список ключевых вопросов:

Основанием подозревать следователей (как минимум, в профессиональной недобросовествности) явлается то, что они, судя по опубликованным заявлениям официальых представителей РФ, даже не попытались ответить на ключевые вопросы о катастрофе. В частности, с моей точки зрения, такими ключевыми вопросами являются следующие:


1. Почему момент катастрофы был определен с погрешностью в 15 минут?
2. Почему представители РФ упорно настаивали на том, что самолет 4 раза заходил на посадку?
3. Кто заказывал публикации, обвинявшие пилотов в том, что после трех неудачных заходов на посадку они, вопреки указаниям диспетчера, в четвертый раз пытались посадить самолет на тот же аэродром? Почему авторы этих публикаций не принесли извинений?
4. Куда делись записи регистрации наземного мониторинга полета?
5. Почему потребовалось более месяца для того, чтобы опубликовать записи переговоров пилотов с диспетчерами?
6. Почему дипетчер не сообщил пилотам величину атмосферного давления в аэропорту?
7. Почему требуется более трех месяцев для того, чтобы опубликовать данные регистрации полета бортовыми самописцами и траэкторию разбившегося самолета?
8. Почему требуется более трех месяцев для того, чтобы опубликовать данные регистрации полета наземными устройствами?
9. Какова была траэктория подозрительного Ил-76, который был замечен в районе катастрофы и какое оборудование было установлено на том самолете?
10. Куда делись приборы (которые в публикациях называют термином "посадочные огни"), которые были демонтированы сразу после катастрофы? По чьему указанию были установлены и демонтированы эти приборы?
11. Почему тела жертв повезли в Москву, а не в Варшаву?
12. Почему у свидетелей изымали видеоматериалы и фотографии?
13. Могли ли мародеры быть заинтересованными в аварии? Какие попытки выйти через этих мародеров на организаторов катастрофы были проведены?

http://zhurnal.lib.ru/k/kuznecow_d_j/katyn-2podozr.shtml

Cóż mogę więcej dodać? Każde z tych pytań jest bardzo ważne. Każde wymaga odpowiedzi. Czy dzisiaj te odpowiedzi usłyszymy?

Czy też znowu nas okłamią...